Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Белая обезьянка. Часть 1-2. Тинки-Винки

С раннего субботнего утра Май суетился и бегал по квартире, словно ужаленный. У него всё валилось из рук, на лице крупными мазками нарисована растерянность. В итоге даже совершенно невозмутимый Бат устал от мелькания друга перед глазами. Поймал того за руку и усадил рядом с собой на диван. Притянул к себе, обнял.

— Выдыхай, бобёр, — сказал старший и чмокнул Мая в висок.

— Ну, блин, — попытался вырваться тот из объятий. Но куда там — друг был заметно сильнее и крупнее тощего художника. — Зараза, отпусти! У меня стрим через два часа, а я ещё…

— Ты всё уже сделал, — перебил его Бат, зарываясь носом в волосы парня. — Софт я настроил, свет ребята выставят, как придут. Камеры заряжены…

— Камеры! — снова дёрнулся Май, но тщетно.

Он повернул лицо к другу и скорчил щенячью моську:

— Ты же не забыл именно «Соньку» на мольберт навести? Она лучше…

— Всё сделали уже, — фыркнул Бат и прошептал: — Расслабься, бешеный котёнок!

— А парни где? Где эти чёртовы телепузики? Ну, вот что они постоянно… Вот постоянно опаздывают…

Май нервничал зря. Почти одновременно с его горестным воплем раздался звонок в дверь.

— Привет!  — с порога заорал Андрюха, вваливаясь в прихожую. Высокий крупный блондин моментально заполонил всё свободное пространство собой, своими руками, громким голосом. — Привет-привет моим любимым пидарасикам!

И тут же получил подзатыльник от второго гостя, что шёл следом. Из-за роста и широких плеч Андрея, того совсем не было видно. Но кто там, все прекрасно знали — Винки. Вторая половина этой странной парочки телепузиков. Обоим в районе восемнадцати. Они ещё учились в колледже, потому уровень шуток и поведения был соответствующим.

— Вин, не дерись, — весело оглянулся Андрей на друга, — а то отшлепаю.

И тут же получил второй от Мая.

— Никто меня не любит, — тут же взвыл потерпевший.

Ребята бывали здесь не впервые, потому Андрей-Тинки прямиком поскакал в комнату к аппаратуре. На плече подростка болталась крупная сумка-кофр, набитая всякими проводами, аккумуляторами, микрофонами и прочим дорогим для юного оператора барахлом.

Винки же отправился на кухню и, приветственно кивнув Батыру, который там спрятался от шумных Андрея и Мая, привычно вытащил из настенного шкафчика небольшую джезву. Пока Вин не приготовит себе чашку кофе, работать не сможет.

Бат с отеческой улыбкой наблюдал за замершим у плиты худеньким парнишкой. За его тощими лопатками, иногда проступающими сквозь ткань застиранной футболки. Футболка явно была Андрюхиной, судя по размеру. Висит на нём как пончо.

По духу именно Винки ближе всего Батыру, нежели громогласный Андрюха. Распределение энергетики в этой паре друзей было смешным, словно Андрей забрал себе все эмоции, вербалку и хорошее настроение сразу за двоих, оставив за спиной жмых в виде Винки. Тихого, постоянно подвисающего парня с ощутимо тёмной аурой. Если Вин за день скажет хотя бы слово — это будет событие уровня Нового года.

Ну да, второй телепузик — хронический интроверт и социофоб. Небольшого росточка, с нестриженными чёрными волосиками и бледным лицом с крупным носом. Винки чем-то напоминал эльфа-дроу или печального вампира из мультфильмов Тима Бёртона… Заядлый «домосек» — вытащить на улицу его мог только Андрей. В их компании Винки был видеомонтажёром, вторым оператором и отвечал за свет.

Батыр ещё немного понаблюдал за хмурым подростком. Хотелось подойти и дружески сжать ему плечо, чтобы так не мрачнел. Но зная, как дергается Вин от чужих прикосновений, лишь улыбнулся, плеснул себе свежего чая и ушёл в комнату.

А там уже разгорался скандал. Андрей с Маем снова столкнулись лбами.

— Бать, ну ты хоть ему скажи! — вопил Андрей, чуть не подпрыгивая на месте. — Сегодня солнечно, от окна хороший свет…

Почему-то имя «Батыр», «Бат», у Тинки чаще звучало как «бать». Хотя ненамного они с Маем были старше. Разница-то лет в пять-шесть. Можно сказать, ровесники.

Когда-то Тинки-Винки были учениками Мая в колледже искусств. Ну вот с тех пор и прикипели подростки к учителю и его паре. А когда появилось общее дело с онлайн-курсами и стримами Мая, то стали почти роднёй. Порой их приходилось пинками выгонять домой. Но чаще парни спали тут же, в студии, оккупировав на пару диван.

Вмешиваться в скандал шебутных друзей Батыр и не думал, а молча прошёл к своему рабочему месту, проверяя настройки предстоящей трансляции. Май же с Тинки продолжали беззлобно лаяться, споря о свете.

«Давайте-давайте! Развлекайтесь! — ехидно подумал Бат. — Сейчас придёт Винки и всё сделает по-своему».

Неожиданно спор за спиной смолк. К окну тенью скользнул Вин и задернул шторы. Сначала чёрную плотную, а потом и простые, закрывая оставшиеся щёлочки.

Бат лишь усмехнулся про себя, не отрываясь от экрана.

— Я тебя когда-нибудь придушу, Виныч, — прорычал сквозь зубы Андрей.

Наконец, всё вернулось на круги своя — команда спокойно и слаженно готовилась к стриму.

Создание нового видео у Мая занимало два-три часа. У операторов не слишком много работы — камеры статичны. Одна направлена на мольберт, другая — в лицо Мая. Оставалось лишь отслеживать, чтобы ничего не уплыло.

После обеда надо ещё записать пару-тройку выпусков-обзоров, и тут ребятам придется поскакать с аппаратурой — статичная съёмка не рекомендуется.

Первые стримы и видеокурсы Май с Батыром писали вдвоём, и это был, конечно, адище. Ни света нормального, ни звука. Плавающий фокус, лагающая трансляция и сельский монтаж… Чтобы хоть как-то помочь младшему, Батыр даже окончил несколько курсов по видеоблогингу и продвижению в сети. Но пока получалось кисло. Все-таки Бат по образованию экономист, недавно поступил в магистратуру. Времени на отвлечённые темы совсем крохи, но он старался. Май для него был важнее всего.

С появлением помощников, команда словно набрала полную грудь свежего воздуха, и у парней получилось развернуться серьёзнее. Это моментально дало хорошие показатели в количестве подписок на разных площадках. Подросли продажи курсов и мастер-классов. Правда, большинство из них пришлось переснять и перемонтировать «набело».

Бухгалтерией, налогами и рекламой занимался Батыр — здесь его вотчина. Но приходилось и общаться с разными ретивыми онлайн-агентствами, что мечтали наложить лапу на финпоток блогера-художника, собравшего уже около двух миллионов подписчиков.

Бат пока выбирал, к кому уйти под крыло. Без этого всё равно не обойтись — у агентств возможности по продвижению неизмеримо больше, чем у их команды. Бат надеялся, что тогда получится ребятам платить постоянную зарплату, а не так урывками раздавать по двадцать-тридцать тысяч.

Роли в команде распределены давно — за зиму парни хорошо сработались. И даже ругань Андрея с Маем были частью механизма.

Наконец в комнате повисла тишина, едва слышен был лишь фон от работающей аппаратуры. Последние секунды перед стримом.

— Привет, мои дорогие! — громко поздоровался в камеру Май и светло улыбнулся. — Ну что? Начинаем? Пока народ подтягивается, напомню, что сегодня мы рисуем «Ласточкино гнездо». Картинку выбрали вы сами, голосуя на нашей странице во ВКонтакте… Ссылка в описании.

Батыр внимательно следил за софтом стрима на трёх мониторах, краем глаза отслеживая количество зрителей. Вот уже счетчик подобрался к пятистам, побежал дальше…

— Сегодня я буду работать с акварелью «Белые ночи», что приобрёл в магазине «Кибермаркер». К слову, они там скидочкой размахивают, если их бонусную карту купите. И нехилая скидка, между прочим, — 50%…

Бат поставил галочку в блокнот — первая интеграция прошла.

Поздно вечером, после длинного съёмочного дня, вся компания устало валялась по разным углам студии. Журнальный столик у балкона живописно украшали пустые коробки из-под пиццы и раздавленные бумажные пакеты от сока. Это Андрей любил, опустошив коробку или жестяную банку пива, сминать их в огромном кулаке.

Сейчас он сидел на полу и играл на Майкином планшете, свирепо тыкая пальцем в экран и изредка что-то невнятное рыча. Винки устроился за вторым компом в углу комнаты, забравшись с ногами в кресло, и лениво проматывал отснятый материал, делая пометки на листе бумаги — готовился к монтажу.

Май, наболтавшийся за день до опухшего языка, устроился полулёжа в объятиях Бата на диване и просто молчал, уткнувшись потемневшими от усталости глазами в окно. Батыр же размышлял, сколько Май сможет ещё помолчать? Час протянет?

— Хочешь концовку истории с Ноком? — тихо спросил Май. — Я вчера отрубился и не всё рассказал.

Ан нет – не протянул час.

— Конечно, — тихо улыбнулся Бат, чмокая друга в макушку. Андрюха вроде в блютуз-наушниках сидит, Вин погружён в комп. Да и как-то давно уже ребят не шибко стеснялись.

— Нок с того дня, как мы пересеклись на Маросейке, начал меня преследовать. Прикинь, вот же засранец? Не-не, реально стал следить. Я его постоянно замечал недалеко от себя. Выхожу с работы или иду вечером в магазин — вижу краем глаза эту морду. Если шёл бродить по паркам, то Нок держался в поле видимости, но близко не подходил. Бесило страшно!

— Он хотел поговорить? — удивлённо спросил Бат.

— Если бы, — хмыкнул Май, — От разговоров уворачивался, как мог. Как только замечал, что я двинулся в его сторону, тут же убегал. Ни на сообщения в мессенджерах, ни на звонки не реагировал. Ты не представляешь, как всё это стало напрягать. Словно убийца, что ждёт, когда я оступлюсь, чтобы прикончить меня одним ударом.

— У тебя богатая фантазия, мелкий, — рассмеялся Бат, крепче обняв Мая.

— Тише, раздавишь, ай… — пискнул друг. — Однажды я за ним даже погнался, но этот гад бегает быстрее. Честно, я не знал, что делать. Впервые с таким столкнулся. Пацан явно на всю голову больной.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

6 + 13 =