Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Белая обезьянка. Часть 2-2. Часть команды

Нок в этот момент не улыбался и ничего не читал. Он тихо скучал, привычно не думая ни о чём. Иногда поглядывал на балкон квартиры, где жили Май с Батом.

«Всё, сейчас пойду».

От этой мысли в очередной раз окатило ледяной водой от пяток до макушки.

«Или не пойду? Давай, завтра, да?»

Нок надеялся, что Май не будет в этот раз сильно ругаться. Хотя не очень в это верил. Таец с болью вспомнил сцену в «Ханое». Он не был готов к общению и, когда Майка прибежал и начал рычать, перепугался до чёртиков.

Больше испугало то, что он впервые за два года так близко видел Мая. Не на экране, не на фотках, а так — нос к носу. Даже почувствовал дыхание парня на лице. Это было неожиданно и сбивало с толку. Ну а дальше всё пошло кувырком. Хорошо, что Бат вмешался. Он отличный человек. Они с Маем оба… хорошие!

Ещё у них в команде есть пара помощников — Тинки-Винки. Большой Тинки — очень смешной чувак. Когда ребята сняли несколько роликов о жизни команды, то Андрей постоянно был в кадре, нёс смешную галиматью, размахивал руками, корчил рожи и пытался танцевать, пока не снёс нечаянно штатив и не получил по шее от Батыра.

Винки всё время был на периферии, от камеры отворачивался. Нок знал, что весь видеомонтаж — на этом незаметном парне. Реально мастер.

Но больше всего в таких роликах вызывали интерес Май и его парень. Батыр как-то провёл для зрителей стрим-экскурсию по студии. Когда зашёл на кухню, то все увидели лохматого Мая в чёрной растянутой футболке. Художник полусонно пил чай с печеньем. Такой милый, домашний. Совсем другой, в отличие от образа, в котором был на экране. Чат запестрел фонтанами сердечек, даже Нок не удержался и отправил очередь лайков.

Увидев перед собой Батыра с камерой, Май со смехом стал выгонять друга из кухни. Парни устроили милую возню в дверях. Нок не раз хохотал, пересматривая запись.

К слову, он скупил всё, что создала команда Мая. Мало того, — всё скрупулёзно изучал и много практиковался в рисунке. Сестра однажды заметила его увлечение графикой и предложила позаниматься более серьёзно в студии. Нок же хотел учиться только у Мая. Никто другой его не интересовал.

Сложно описать то, что сейчас Нок чувствовал по отношению к художнику. Это точно какое-то другое чувство, нежели простая любовь… Отношение как к айдолу, что ли? Почитание, восхищение, желание прикоснуться? Но, в то же время понимание, что тревожить человека не стоит. Он имеет право на свою жизнь. Плюс ему очень нравилась пара Мая с Батыром. Да, пару лет назад было явно какое-то другое чувство.

Нок поморщился. Вспоминать, как он облажался в прошлом, не хотелось. Хорошо, что та яркая влюблённость, которая сносила крышу и заставляла творить глупости с тоской в сердце, давно прошла. Она осталась где-то на манговой ферме дяди, где Нок провёл год, вникая в бизнес. Нет, он не был чернорабочим, но повозиться с деревьями и обработкой плодов пришлось много…

Таец посмотрел на экран смартфона — время ближе к полуночи. Сегодня точно не пойдёт. Пора домой. Он снимал квартиру недалеко отсюда — через несколько домов от ребят. Специально подальше, чтобы случайно не пересечься с ними, но всё равно рядом.

Сейчас Нок уже готов к разговору. Вот только дико трусил. Он уже несколько вечеров приходил к дому Мая и зависал на качелях, не находя в себе сил сделать следующий шаг — подняться на их этаж и позвонить в квартиру. Но… Но никто за него этот шаг не сделает.

 

***

Батыр уже минут двадцать сосредоточенно смотрел с балкона на подростка внизу, что снова, как и несколько вечеров до этого, сидел на качелях детской площадки. Ближе к двенадцати он сверкнет экраном мобилки, видимо проверяя время, и уйдёт в тёмную глубину дворов. Притом совсем не в сторону шоссе или станции электрички. Значит, живёт здесь же, недалеко.

Нок это или нет, Бат не был уверен. Говорить об этом Маю пока не хотел — незачем нервировать. Сейчас, когда любимый мальчишка занят сдачей работ для выставки в Севастополе, его лучше вообще не трогать — вместо смешливого и весёлого Мая проснётся дворовый кошак, и плохо станет всем.

Наконец, Бат решился проверить свою догадку с парнем во дворе. Заглянул в студию, где Майка склонился над мольбертом. Сказал, что прогуляется до магазина. На это Май покивал, не отрываясь от холста. Скорее всего, даже не услышал.

Молодой человек тихо спустился вниз, но не пошёл на площадку напрямую, а решил обойти дом и зайти к странному подростку со спины. Посмеялся той ерунде, что творит, но всё равно пошёл за дом.

На подходе к площадке Батыр заметил, что объект встал и медленно побрёл прочь. Шагая следом за юношей, Бат уже был на сто процентов уверен, что впереди идёт Нок — эту спину он узнал.

Таец, заслышав шаги, немного нервно стал коситься назад, не решаясь обернуться. Ускорился, стараясь оторваться от ночного попутчика.

«Ещё не хватало напугать человека!» — хмуро подумал Бат.

— Нок, — негромко окликнул он парня.

Тот словно споткнулся на ровном месте, но тут же зашагал быстрее.

— Нок, тормозни, пожалуйста! — уже крикнул ему Батыр, остановившись под фонарём. Должен же таец его вспомнить?

Парень, наконец, остановился и развернулся к Бату. Несколько секунд разглядывал, а потом облегчённо выдохнул:

— Ох, бл*, как же я перепугался. Здравствуйте, кхун!

И уверенно зашагал обратно. Парни поздоровались, и старший предложил сесть на лавочку у первого попавшегося подъезда.

Нок молчал, рассматривая свои кроссовки и собираясь с мыслями, иногда с любопытством поглядывая на Батыра. Как раз сейчас начинался тот самый период, к которому он готовился два года.

— Настолько всё плохо, приятель? — нарушил молчание первым Бат. Он внимательно смотрел на Нока. — Ты снова следишь? Это же не работает, как ты сам выяснил ещё… тогда. К чему это снова приведёт? Может, попробуешь переключиться?

Нок неожиданно поднял голову и улыбнулся:

— Нет-нет, кхун, сейчас совершенно другая ситуация. И переключаться я пробовал – у меня были парни, что на родине, что тут, в Москве. Просто не о том сейчас речь…

Он замялся, но набрал воздуха и выдал:

— Я хочу к вам в команду, Батыр! Собирался к вам зайти, но… Очень боялся!

Бат удивлённо вскинул брови. Ничего себе заявка.

— Эм, но у нас нет пока потребностей в новых… хм, членах команды, — Бат чуть улыбнулся.

— Любой бизнес можно расширять, — пожал плечами Нок. — Я владею на хорошем уровне английским, китайским и, понятно, своим родным тайским. Мы можем выйти на эти рынки с переводами уроков. Можем с синхронным переводом стримов — я это всё изучаю последний год…

Нок ещё минут десять рассказывал о своём предложении. Спокойно и с уверенностью в голосе. А Бат удивлялся продуманности плана этого, на первый взгляд, совсем юного мальчишки. Глядя на его обаятельную мордашку, сложно к парню отнестись серьёзно, но вот приходится.

— Я могу выслать подробное предложение по всем пунктам, Пи. Конечно, не могу прогнозировать финансовую часть — не знаю настолько вашего бизнеса, но, со временем, разберусь. Смогу построить более реалистичные модели…  — Нок вдруг перешёл на шёпот, словно застеснялся, — …прогнозов.

И замолчал, уставившись на свои руки. Потом закусил нижнюю губу и добавил, посмотрев серьёзно в глаза Бата:

— Я очень хочу быть частью вашей команды, Пи. Полезной частью…

А Батыр почувствовал, что ему очень интересно всё это провернуть на практике! И если Нок правда хочет помогать (а в его искренности сомнений пока не было), то должно получится что-то любопытное. Но есть одно «но».

— Приятель, если ты мне пообещаешь одну вещь…

Нок не моргая смотрел на него, только нервно похрустывал пальцами.

— Если ты пообещаешь, что не будешь пытаться отбить у меня парня, — со смешком сказал Бат, — то я поговорю с Маем о тебе.

— Кхун, я клянусь, что ничего подобного и в мыслях нет. Я уже ходил по этим углям — больше не хочу. Ваша пара мне очень нравится. Когда я смотрю на вас, то чувствую правильность и гармонию. Вы идеально подходите друг другу. Не то что мы… тогда.

Бат улыбнулся и, не удержавшись, протянул ладонь и взъерошил волосы на голове тайца.

Нок вздрогнул, удивлённо посмотрел на Бата. Тот отдёрнул руку и пробормотал: «прости».

— Я хочу быть с вами… Вот и всё. С вами и с Тинки-Винки…

— Ты и о них знаешь?

Нок с иронией посмотрел на собеседника:

— Вообще-то я — Белая обезьянка, если вы в курсе, Пи! Я знаю о вашей команде очень многое. Я всегда был с вами!.. Ну… По ту сторону экрана…

Батыр рассмеялся и снова поймал себя на желании взлохматить парню голову.

— Ок, Нок-Нок! Давай обменяемся номерами, и побегу-ка я домой, а то Май потерял уже…

Таец вытащил мобилку, быстро набрал сообщение, и у Бата блямкнуло уведомление.

— Это мой номер, — сказал с улыбкой Нок. Заметив удивлённый взгляд собеседника, решил пояснить: — У меня есть все ваши номера. Не скажу, как добыл.

В этот вечер Бат входил в свою квартиру, о чём-то размышляя со шкодной ухмылкой. Посмотрел на сладко спавшего друга. Май знакомо закуклился в одеяле — наружу торчали только русые лохмы. Вымотался, родной!

А Нок зашёл домой, широко улыбаясь во все тридцать два зуба! Однако, закрыв за собой дверь, сполз по ней на пол и тихо заплакал, не переставая улыбаться. Он был счастлив, но его трясло от пережитого. Он улыбался, шмыгая носом. Заглядывать в будущее не хотелось — сегодня всё получилось, и здорово! Бат на его стороне, а это уже очень мощная поддержка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × 3 =