Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Куратор-4. Шлемоносец

И что мне делать? Кошачок, не тупи!

— Запри… люк… — вдруг прохрипел Луи и надсадно закашлялся. – Запри. Вон там… пульт.

Я развернулся в сторону, указанную дрожащей рукой пацана. Увидел на стене какую-то металлическую коробочку, кинулся к ней. Пара десятков кнопок равнодушно смотрели на меня.

— И что дальше? – заорал я, мигом вернувшись к Луи. А парень уже отключился. Черт! И шлем снять с него не удавалось. А то я смог бы навешать ему пощечин – может, тогда он очнулся бы?

Железная лестница, по которой мы с Пимой попали сюда, загрохотала под чьими-то кованными ботинками, из люка посыпалась ржавчина… Вот черт! Я бросил трясти пацана в привинченном болтами шлеме. Опять подлетел к треклятой коробочке и стал остервенело тыкать по всем кнопкам. Заморгало и без того тусклое освещение, с хлопком открылась какая-то невнятная дверца в темном углу комнаты.

А! Мать вашу! И тут люк над головой заскрипел и дыра в потолке исчезла. Класс! Я сделал это!!! Ла-ла! Я ЭТО сделал!

В люк сверху что-то грохнуло. Обломитесь!

— Кха!

— Луи, блин! Ну давай же! – Я тряс и тряс парня за плечи. Голова его моталась из стороны в сторону. И вот он натужно закашлялся, брызгая слюной. – Ну, давай, а? Ну, очнись, пацан! Ну, малыш?

Перспектива остаться одному в этой тесной закупоренной комнатенке с мертвыми животными мне совсем не нравилась, и я вцепился в мальчишку.

— Не бросай, тварь, меня одного!! Что мне делать?

— Отцепись, — вдруг прохрипел пацан, и вяло попытался оттолкнуть мои руки. – Где Пима?

— Да здесь он, здесь! Ну, ты молодчина, Лу! Блин! Я уже думал, что подохну тут, рядом с вами…

— Как там Пима? – Парень оттолкнул меня и сел на полу, тяжело дыша.

— Он отрубился! Как и ты, минуту назад…

Лу, опираясь на мою руку, встал и пошатываясь побрел к клоуну. Секунду смотрел на недвижимую кучу цветного тряпья, сел рядом и проложил ухо к груди старика. Послушал. Потом вытащил из тряпок сухую старческую ладонь и сжал запястье.

— Что? – не вытерпел я, наблюдая за этими странными манипуляциями.

— Уже ничего… Пима ушел. – Лу поднял на меня голову. Темное стекло шлема пусто смотрела на меня, а по тонкому пацанячьему подбородку, вокруг сжатых губ, блеснули две дорожки от слёз.

Ну, черт! И что теперь делать? Меня начало трясти… Мое отражение в шлеме Лу исчезло – я опустился на пол. Что теперь? Вот же блин… Я туплю как последний идиот… Что?

Да пусть будет что будет. Я впервые видел смерть человека. Человека, который еще несколько минут назад был таким живым, таким… Ужас стал накатывать на меня волнами и… Не хотелось больше шевелиться… Я сам мог так вот замереть навсегда, как этот старик в дурацкой клоунской маске. Да, пусть будет что будет…

Мы застыли, как и время вокруг. Лу тихонько гладил руку Пимы и беззвучно плакал. Мне же было просто страшно…

Над головой, с той стороны люка, опять что-то грохнуло. Люк заскрипел натужно. Что они там прыгают по нему что ли? Так, глядишь, и проломят его. А не проломят, так опять газом пшикнут…

Проломят? Газ? Бля!!!

— Лу, надо сваливать отсюда! Лу, надо сваливать!

Парень молчал, тихо покачиваясь, около тела своего Пимы.

— Лу, надо валить! – орал я, вскакивая с пола. – Здесь есть еще какой выход? Ну, вентиляция там или еще какие выходы? Лу, гад гребанный! Тут есть еще выходы?!!

Парень наконец заметил меня и махнул в дальний угол рукой:

— Там… Дверца такая… Чеши давай…

— А ты?

— Я Пиму здесь не брошу…

— Вот дурак. Да тут сейчас ЭТИ появятся! Ну, парень. Ну, пойдем вместе… Пиме ты уже ничем не поможешь. Давай смоемся отсюда, а потом спокойно подумаем что делать дальше…

— Беги… Вон там выход. Я останусь с Пимой…

— Вот, бля, заладил! Ну-ка вставай. – Я дернул пацана за плечи вверх.

— Пошел в задницу! Не прикасайся ко мне! – взвизгнул парень и вывернулся из моих рук. Отскочил от меня.

— Это все из-за тебя, урод. – зашипел мальчишка. – Ты со своим маячком навел на нас каких-то придурков. Это ты во всем виноват, тварь! И что теперь? Животные все сдохли, цирка больше нет… Пошел вон отсюда! Уходи! Или я тебя сам пришью, падла! Мне теперь терять нечего… У меня ничего нет… А Пима…

И сдулся, как лопнувший воздушный шарик. Опять опустился на пол рядом с клоуном.

— Пима… Ты зачем меня бросил, а? Пима… Пима… Сука ты, Пима! Сука ты… Гад! Ну, что мне теперь делать, а? Ушел, да? Кинул меня, да? Сука-а-а!

Мальчишка начал яростно бить рукой по груди умершего клоуна и орал и орал сквозь слезы:

— Падла старая, а мне что теперь делать, а? Трус! Сбежал, да? Ты же обещал, что не бросишь меня, гадина! Ты же обещал…

— Эй! Ты чего? – сросил я испуганно. Истерика пацана меня пугала.

Лу вскочил, подлетел ко мне, вцепился в мои плечи:

— Он обещал, что не бросит меня! Ты прикинь? Он спиздел! Он обещал, что НИ-КОГ-ДА уже не бросит меня… У меня же никого больше нет – только этот гребаный зверинец и Пима! И чё мне теперь? Это ты во всем виноват! И он виноват, что притащил тебя сюда! Оба вы уроды! А! Ма-а-а-ать вашу…

Парень ревел уж почти в голос. Бедный мальчишка… Я прижал вздрагивающего парня к себе, и все что мог сделать – это гладить Лу по спине и… все…

Люк над головой опять заскрипел и прогнулся от очередного тяжелого удара.

— Лу…- прошептал я. – Давай уйдем, а? Давай уйдем отсюда?

Лу уже успокоился, прижавшись ко мне всем телом и обхватив меня крепко руками.

— Давай… — пробормотал мне в плечо. — Надо вещи собрать… Документы… Потом…

— Собирай. И пойдем. Всё остальное потом… Потом решим.

Парень оторвался от меня и медленно окинул помещение разгромленного зверинца взглядом.

— Надо комп забрать — в нем все документы. Потом… Ща…

Пацан быстро и деловито обошел все клети и коробки… Сокрушенно всплеснул руками.

— Все сдохли или скоро помрут… Вот только Стихонидам ничего не сделалось. – Парень держал в руках колбу с отвратными оранжевыми червями. Те все также деловито извивались тошнотворным клубком.

— Доктора… — раздалось шипение в углу.

Лу резко развернулся в сторону клетки со странным рыжим лисоподобным существом… Кинулся туда.

— Доктора не трош-ш-ш-ш… — раздалось уже громче. Парень выволок из клетки «лиса» и прижал к себе.

— Док, ты живой! Милый мой славный док! Ты…

Существо тихо шипело, из длинной огненной шерсти вылезло штук десять голубых глаз и они, покачиваясь на своих стебельках, тянулись к хозяину. Длинный пушистый хвост оплелся вокруг шеи мальчишки и зверек замурлыкал тихонько, заурчал так уютно.

— Док, док! Хоть ты со мной остался…

— Лу… — Я решился прервать их обнимания и, тревожно поглядывая на люк, потянул пацана за рукав комбеза. – Пойдем, а?

— Пойдём, пойдём… Конечно. – Лу, поддерживая одной рукой рыжего «доктора», другой поднял с пола ящик с инструментами, сунул мне. Потом из небольшой комнаты вытащил плоскую пластину компа. Далее, у одной из стен секунду судорожно шарил рукой, и перед нами открылась небольшая низкая дверца. – Идём. Вот теперь идем.

Я быстро шмыгнул в открывшуюся дверь. Лу еще задержался на миг, оглянулся. Посмотрел на тело клоуна и вдруг выкрикнул:

— А ты, сволочь, и сгниешь тут! Ты…

Мне осталось только затащить парня в открывшийся коридор, пока он снова не впал в истерику. Замелькали пыльные стены, световые шнуры… Ящик с инструментами был довольно тяжелый, и край все время цеплялся за полы черного плащика, что я прихватил с собой на автомате.

— Куда идем? – Узкий полутемный коридор, по которому мы неслись уже более получаса, вдруг разветвлялся на три.

— Вправо. – Лу поправил на плече задремавшего зверька и тяжело побежал первым.

Через секунду мы выскочили на большой проспект… Словно из подземелья вылезли. Вау! Яркий свет рубанул нам по глазам, свист и шуршание транспорта впилось в уши, привыкшие к тишине коридоров за спиной.

Мы замерли на обочине проспекта довольно живописной группкой. Я, в темном плаще. Из-под капюшона выбиваются всклокоченные белые патлы (фиг потом прочешу), комбез грязнее, чем у портовых грузчиков. Под мышкой пластиковый ящик с инструментами.

Рядом тяжело дышащий Луи в своем цирковом комбезе. На шее рыжий живой воротник, на голове полушлем. А в правой руке комп в щербатом потертом корпусе.

Полный атас! Не заметить нас было бы трудно. Несколько прохожих обошли нас стороной и быстро зашагали прочь.

Я тормознул такси. Устроил Лу с вещами на заднем сиденье и дал команду автопилоту двигаться к моему отелю.

Выводок портье за стойкой фойе отеля проводили нашу парочку насмешливыми взглядами до дверей лифтов. Но не думаю, что наша компания их слишком удивила – странных постояльцев в отеле было до чертиков.

Зайдя в свой номер, я даже рот разинул от нереальности происходящего. Вроде все как всегда. Но как-то так всё… Я уже и забыл, как у нас хорошо и уютно. Вон явно Ташир раздевался перед тем, как залезть в душ – вещи валялись у дверей горкой. Гаденыш… Против воли я улыбнулся. Хорошо как!

Мои чударики, купленные в разных лавках планеты, все так же уютно щелкают, жужжат и еле шевелятся на журнальном столике. Белые стены, белая кожаная мебель… Стеклянные столики…

— Кхм. — кашлянул Лу за моей спиной. – Куда дока можно посадить? Он тяжелый… на шее-то носить…

— Н-да! Дока? Да куда хочешь. Где ему будет удобнее. Давай иди в ванную, потом я… Ты голодный? Сейчас что-нибудь закажу… А там… Да проходи ты…

Я помог стащить Лу животинку с шеи. Устроили ее на диванчике гостиной. Парень помялся неловко, украдкой разглядывая номер. Пришлось его подтолкнуть в сторону ванной. Пока он плескался, я набрал на наручном телефоне номер Дениса.

Но вместо хмурой морды моего Дениски на мониторе появилась приторно-сладкая девушка и грустно сообщила, что по техническим причинам связь невозможна…

Тхе! Вот как всегда! Когда ты мне больше всего нужен, Денис, до тебя не дозвониться. Чёрт! Стал звонить на телефон его отдела. Раз «наручник» Диньки молчит – достану его через других…

Опять куколка на экране извиняющимся тоном завела песню о технических причинах…

Да что же это такое? Не, – я туплю конкретно! Вы специально, что ли?

Я чуть на раздолбал телефон от злости…

— Это что за тварь? – На пороге гостиной стоял сонный Ташир в одних трусах и с ужасом таращился на дока, мирно дремлющего в углу диванчика.

— Ой, только не кричи так. Это док. Знакомься. Ты давно дома?

— Убери на фиг эту тварь отсюда! Гоша! Ты откуда притащил это чудовище? Гадость какая! Выкинь ее быстро. Или я сам сейчас выкину… Меня от нее сейчас вытошнит… Фу! Совсем ты с ума сошел? Шлялся неизвестно где весь вечер, так еще крысу какую-то притащил… Бээ!

— Только тронь ренара, и я тебе руки-ноги выломаю. – Раздался тихий голос из-за моей спины. Лу вышел из ванной, в чистом ярком и отглаженном комбезе, всё также в своем идиотском шлемаке и босиком.

— О! – только и выдавил Ташир, тупо уставившись на Лу.

Меня же почему-то вдруг пробило на смех от созерцания физиономии Ташки. Я засмеялся. Нет. Заржал и никак не мог остановиться.

Парни недоуменно посмотрели на меня, потом опять друг на друга и синхронно пожали плечами. От этого синхрона я вообще закатился и в изнеможении рухнул на диванчик рядом с рыжим доком.

Тот выпутал из шерсти один глаз и заинтересованно посмотрел на меня, хлопая длинными ресницами… Тут я даже захрюкал от смеха.

Я хохотал. Все остальные изучали меня.

— Ты чего? – спросил настороженно Ташир, и присел рядом со мной на корточки. – Ты чего курил такое?

— Всё-всё! – отмахнулся я от Ташки, с трудом пытаясь прекратить смеяться. Наконец, мне это удалось. – Это Лу и его док. Они пока побудут с нами. Без вопросов, Таш, только без вопросов…

Арабчонок внимательно и оценивающе оглядел Лу с ног до головы, пожал плечами и, что-то ворча, под нос скрылся в спальне.

Тренькнул кухонный стол, и на его поверхность выехали несколько коробок с едой, что я заказал несколько минут назад .

Я, еще улыбаясь, показал Лу на стол:

— Давай, нападай на еду. Доку я не знаю, что давать. Сам закажи. Пойду, смою пыль подземелий со своих плеч.

Когда я вылез, умиротворенный, из-под душа, за кухонным столом хозяйничал Ташир, а Лу тихо разговаривал с кем-то по своему «наручнику», забравшись с ногами на диван.

— И куда его увезли?.. В северо-западный?.. Не хочу я появляться в полицию… Я еще комп Пимы не смотрел, но вроде все в порядке. Да… На ближайший катер. А что мне тут теперь делать? Кто? Да херня… Я сейчас у знакомого… Ренар один и остался… Да… Ба-лин… Так сможешь или нет? У меня сейчас ни цента нету… У Пимы карточка… Правда?.. Суки… Я потом тебе отдам, как вернусь домой… — Лу деловито кидал в телефон короткие фразы и был свосем не похож на истеричного парня, что рыдал над умершим стариком. – Ну, что ты? Ну когда я тебя обманывал?.. Слушай, чего ты зажал пару сотен, а? – Тут Лу заметил меня. – Ладно. Я позже тебе перезвоню. Пока…

— Коша-Гоша, иди лопать, а то я ща всё съем. – Ташир махал мне от стола.

Но я сначала подсел к Лу:

— Если нужны деньги, то просто скажи сколько и…

— Обойдусь без подачек. – хмуро ответил Лу.

— Что городишь? Какие подачки? – грустно произнёс я. – Идиот. Видишь же, что не последнее от себя отрываю. Мне не сложно. А вообще, тебе и правда так срочно надо сваливать с Солара?

Почему-то мне не хотелось так быстро отпускать парня.

— А что мне тут делать? Цирка больше нет. Пима в морге… И я даже попрощаться с ним не смогу – вокруг копы шныряют. Ладно. Сенькс за еду и обогрев, а мы пошли. У нас дела. Док, просыпайся…

— Мальчик! – К нам подошел Ташка. – Куда ты попрешься на ночь глядя? Давай, переночуй у нас, а потом уж дела всякие. Комнат много – места всем хватит, даже этой твоей… крыске.

— Это огненный ренар, а не крыса. – терпеливо объяснил Лу и поджал губы.

— Хорошо… Ренар. – Ташка примирительно поднял руки. – Так чего решил?

— Да! Давай завтра и пойдешь! — торопливо выдал я, заметив нерешительность Лу. — Сегодня столько всего было, что сейчас лучше просто хорошо выспаться

— А я не помешаю? – негромко произнёс мальчишка. Видно было, что ему тоже совсем не хочется куда-то идти. А вообще, я сильно подозревал, что идти-то как раз ему было некуда.

Мы с Ташкой хором заверили пацана, что он нифига не помешает. Ташка при этом довольно блядски повел бровью. Я же тихо показал ему кулак из-за спины.

Приготовили Лу одну из пустующих комнат пентхауса. Потом и сами устроились спать. Я не мог лежать на спине из-за этой штуковины, торчащей между моими лопатками. Лежал на боку и никак не мог уснуть.

За это время я еще раз двадцать пытался связаться с Динькой, но девушка-куколка была непреклонна — сбой у них там и всё, хоть ты тресни!

Ташир уже спал, обнимая меня рукой. Перед сном я рассказал ему обо всем, что произошло со мной этим вечером. Ташка аккуратно изучил клеща на моей спине. Дотрагиваться до него было уже не больно. Мы сошлись во мнении, что завтра же надо срочно возвращаться на Землю. Теперь он дрых, а я нет.

Пошёл в уборную. Совсем туда не хотелось, но чем-то заняться надо, если бессоница.

Хм… Из полуприкрытой двери в комнату Лу пробивался тусклый синий свет. Надо же? Ему тоже не спится? Постучаться или не стоит? Или все-таки постучаться? А! Была не была! Не тупи, Кошак!

Поскрёбся слегка. Лёгкие шаги. Створка двери уехала в сторону.

— Ты чего? – парень шепотом спросил меня. Он стоял передо мной в одних штанах, шлем поблескивал отраженным синим светом.

— А ты чего не спишь? – так же шепотом переспросил я.

— Решил покопаться в файлах Пимы.

Лу махнул рукой на край кровати, где лежал включенный комп клоуна. Только теперь из аппарата торчал стеклянный лист монитора. Он-то и давал этот слабый свет комнаты. Смотрелось красиво. Тхе!

— Заходи, раз пришел. – Парень прошел к кровати и залез на нее. Подтянул к себе комп и заколдовал над клавой.

— Эпс… Не хотел мешать.

— Ты не мешаешь. – Парень приглашающе похлопал рукой по кровати рядом с собой и углубился в работу.

Ободренный, я двинулся к нему и устроился рядом.

— Можно спросить? Ты когда-нибудь свой шлем снимаешь? Или… Блин! Если лезу не в свое дело, то сразу меня заты…

— Иногда снимаю.

— А … хм… когда?

— В ванной.

Н-да. Поговорили. Пальцы парня мелькали над клавиатурой. На экране мелькали какие-то документы, тексты, столбики цифр.

И вдруг в полный рост появилась фотка голого парня лет восемнадцати в довольно откровенной позе.

— Ой! – Я даже отшатнулся от монитора.

Лу разулыбался.

— Нашел я его тайничок. Давно хотел добраться, но Пима почти не отпускал от себя комп. Ха! Смотри!

На экране парень сменялся парнем. Еще, еще… Позы шли всё откровеннее и откровеннее.

— Н-да… — только и смог выдавить я пересохшим горлом.

— Вот педрила-то был, да? – спросил улыбающийся Лу. – Да тут и головидео есть. Хочешь посмотреть? Вижу – хочешь.

— Эй! Не надо! – отмахнулся я. – Слушай… Тормози это всё, а то я ща к тебе приставать начну.

Лу повернулся ко мне и склонил голову на бок, разглядывая мою смущенную физию. Секунду помолчал и протянул ехидно:

— Ну, попробуй, если хочешь по кумполу получить… Я тебе вмиг корявки-то пообломаю.

И лыбится. Вот же…

— А на фиг ему это все было нужно? – решил я сменить тему. – Ведь снять таких ребят можно на любом углу и не за такие уж большие деньги.

— Тут у Пимы целая теория была. – Лу снова вернулся к клаве, и картинки исчезли, сменившись опять столбцами унылых цифр. – С живыми людьми надо все время подстраиваться под их желания, строить какие-то отношения. Фотографии и головидео намного лучше. Выбираешь себе самого лучшего, и он не моршится при виде твоего тела. Он безраздельно твой. А надоест, так сразу можно сменить…

— Н-дя. Тхе… – только и протянул я. – Мне лучше живой и теплый…

— Пима вообще был… — Тут Лу замолчал и ниже склонился к клавиатуре. Пальцы повисли бессильно… Между ними в неверном свете монитора сверкнула капелька…

Вот блин… Напомнил я…

— Луи… Не надо, а? Ну, парень… — Я осторожно положил ладонь на голое плечо мальчишки и мягко сжал… — Ну, не надо, а? Это была нелепость, глупая и страшная… Может быть, сейчас ему намного лучше, чем нам…

— Наверно… — выдавил Лу и вдруг тихонько привалился ко мне плечом.

Тихо так стало и грустно. Только мерно дышал на подушке за нашими спинами огненный ренар.

— Мы на свой корабль копили… Потом хотели новых зверей достать. Нам же не простые нужны, а уже обученные. Хоть немного… А это всегда дороже стоит на порядок. Я вот теперь постараюсь вернуться домой, и, может, удастся лет через пять – шесть восстановить цирк…

Лу вдруг нащупал мою ладонь, тихонько сжал ее.

— Ладно. Совсем я тебя загрузил. Спать пора…Спасибо тебе, что не вытурил на улицу… Мне, если правда, совсем некуда топать было…

— А давай цирк ваш восстановим? А что? – неожиданно даже для себя, вдруг предложил я. – Не! Правда! Давай? Соберём самых причудливых животных, корабль купим? Было бы классно…

— Ты заболел, что ли? Ты представляешь, какие это деньжищи? У тебя родители, что ли, богатые? Забей! Я сам как-нибудь…

Но мне моя идея все больше начинала нравиться.

— Да не такие уж и большие… Я Диньку попрошу… Он может согласится помочь… Только бы до него дозвониться…

— Нет, – Лу мягко убрал свою руку с моей ладони. – Таких подарков мне не надо!

— А кто тут говорил про подарки? Я тоже во всем приму участие…

Лу ухмыльнулся.

— А ты хоть что-нибудь в этом во всем понимаешь?

— Так ты понимаешь… И в любом случае можно нанять спецов. Целый отряд спецов. Вот это уже не проблема, Лу!

Меня понесло.

— Найдем классные помещения. Наймем спецов, дрессировщиков, охрану. Потом нужен будет бухгалтер там, рекламный отдел. Живых музыкантов…

— Эй! Гошик!! Тормози! – Лу уже улыбался во весь рот и качал головой из стороны в сторону. – Да ты у нас мечтатель… Ну нафига нам на первое время музыканты и рекламщики? Нет. В таком деле сначала надо…

И Лу заговорил быстро, открывал в компе какие-то файлы, тыкал в экран пальцем. Я даже слово вставить не успевал.

А него было приятно смотреть. Он загорелся этой идеей. А я… А я был рад, что мальчишка рядом, сидит, прижавшись ко мне плечом доверчиво.

Честно скажу, я хочу, чтобы Лу был рядом как можно дольше, и мы вместе сделали новый цирк. Это было бы так классно! А что? Это было бы такое чудо чудесное…

Утром меня растолкал мой «шлемоносец». Я умудрился заснуть прямо у него в кровати. Было уютно. На моей груди лежал пушистый хвост дока.

— Гош! Я съезжу все-таки… Мне надо попрощаться с Пимой… Меня потом обратно пропустят?

— Ага… Только ты осторожнее там, ладно?

— Не ссы! – Луи усмехнулся. – Всё будет тип-топ… Я мигом… И это… Хамею конечно…

Парень замялся. И тут до меня дошло, о чем он.

— Я на кухонном столе бросил пару бумажек. Возьми там.

— Ну, блин… Пасиб…

Луи исчез. Надеюсь, что не навсегда.

Я еще пару минут повалялся, потягиваясь. Погладил дремлющего ренара. И поднялся.

Выходя из комнаты, наткнулся на насмешливый взгляд Ташира.

— Ну, и как он? – хитро прищурившись спросил Ташка.

— Да вроде нормально!

— Ха! Ты за всю ночь и не распробовал – нормально или нет? Он хоть шлем при этом снимает? – Ташка уже щерился вовсю, довольный.

Я непонимающе похлопал глазами.

— Ты чего-о? Думаешь, я с ним переспал, что ли?

— А вы что ж, в игрушки твои заводные играли?

— Во, дурень озабоченный, – грустно усмехнуля я.- Мы просто болтали. Ну, и я там же и скопытился.

— Сам ты, Коша-Гоша, дурень, – улыбася Ташир. — Такой мальчик, пальчики оближешь… А ты тормозишь…

— Тхе! Не у всех на уме один трах, – выдал я и гордо скрылся в ванной под аккомпанемент Ташкиного ржания. Вот кобель! И почему он мне так нравится?

Пока купался, в дверь поскрёбся Ташир и проорал, что сваливает по делам. И еще что-то там про голубков, но я не расслышал… И не очень хотел, право слово! Тхе!

Вылетел из ванной почему-то перепуганный. Появилось такое чувство, что Лу больше не появится в моей жизни. Уж чего-чего, а пугать сам себя я умею первоклассно! Правда-правда!.

Понесся галопом в его комнату… Нет. Вот его комп лежит, вот док дрыхнет, раскидав хвост по подушкам… Нет, должен вернуться…

Сел у компа, успокаиваясь, погладил облупленную пластину корпуса. Вспомнил ночь – слабое мерцание монитора, фотки мальчишек, теплое плечо Луи… Нет… Придет…

Ну вот такой я дурень… Блин! Эй, Кошачок? А чего это с тобой такое приключилось, а? Ты не красней, а говори прямо.

Н-да…

Заставил себя успокоиться и попробовал еще раз дозвониться до Диньки… Да пропади они пропадом со своими техническими проблемами!!! Стало так обидно… Хоть плачь!

Запиликал звонок входной двери.

Вот и Лу пришел. А ты сам себя напугал, придурок!

Ну, куда понесся? Пришел же… И пока никуда не исчезнет…

Но я понесся вприпрыжку, сшибая столики на пути. Рывком открыл дверь…

— Привет, Снежный Котенок! Я же обещал тебе, что никуда ты от меня теперь не убежишь?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × четыре =