Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Тригея. Часть 6. Неинтересное время

Как понимаю, я никогда и не принадлежал ни к какой гей-тусовке. Просто не успел туда вписаться — и моя ориентация не была пропуском. Вся молодость прошла среди простых ребят — студентов, бардов, молодых филологов и первых компьютерщиков. Кто-то принимал меня со всеми «странностями», а кто-то брезгливо морщился…

Я вырвался из тихой провинциальной ямы, и, словно в поиске глотка воздуха, ринулся в гей-жизнь столицы с распахнутыми глазами и ожиданием чуда. Проскочил с краю и отшатнулся недоуменно.

Вся эта возня с сексуальной анархией, бесконечными пьянками и попрыгушками меня утомила уже через год. Ну посмотрел, ну попробовал. Поначалу было прикольно и весело! Почти каждые выходные я появлялся в каком-то гей-клубе и скакал под «Сатисфакшен» или Сердючку до утра. Один не ходил — трусил. Собирал компашки «своих» с группы взаимопомощи, каких-то малознакомых приятелей… Все круто было!

Как-то в «Шансе» увидел странного типа, явно под пятьдесят. Тот восхищенными глазками на толстой морде смотрел на танцующую толпу молодняка со ступенек вип-зоны, зажимая пухлой ладошкой длинный бокал с цветным коктейлем и веником полосатых трубочек, торчащих из сливочной пенки. Мужичок явно чуток подкрашен, хорошо пьян. Толстую грудь прикрывает короткий розовый топик с надписью LOVE из стразов. Дальше из-под топика торчит внушительное волосатое пузо. Задница и ляжки затянуты бордовыми лосинами с огромными желтыми тюльпанами.

Не знаю, что это был за человек, почему он так выглядел и что заставило его нацепить такой дикий наряд, но тут скорее важен символ — я почему-то увидел себя на его месте, через много-много лет. И от этого чуть не стошнило. Нет — не хочу себе ТАКОГО будущего… А к тому все шло…

Меня все время тянуло в клуб. Постоянно крутился у ног танцующих на тумбах молоденьких стриптизеров, руками показывая, что «давай, снимай маечку!». Извивающиеся парни-танцоры иногда ловили мой взгляд, смачно облизывали губы и показывали щепотью, что надо платить. Пару раз платил баксов по двадцать. Тогда мальчик с усталыми глазами и приклеенной улыбкой минуту извивался типа для меня, стаскивая майку, и быстро отвлекался на следующую двадцатку.

Может, меня спасло то, что мне уже было за тридцать, я не обладал яркой внешностью и легким блядским характером? Ага… Тяжелый блядский… Хм… Давно уже более-менее сформированная личность, не шибко интересная основной толпе в 18-25 лет. Нет, если бы я тряс кошельком, то нивапрос — только вот трясти было особенно нечем.

Москва высасывала из меня деньги чуть ли не быстрее, чем зарабатывал. Уезжая из столицы в 2011-м, решил подбить бабки… За 11 лет в городе заработал (приблизительно) 6 млн. рублей. Четыре из них я спустил на аренду жилья, а два последних лимона — тупо протратил на еду, одежку и развлечения. Понятно, что все эти доходы упали в карман не разом. 🙂 Это все было с разной концентрацией в разные годы. Мало того, я уезжал, имея долг на шее в 300 штук. Абалденно покорил столицу, правда?

А в 2004-ом я попрыгал, поскакал и быстро вымотался.

 

Устал, просто устал…

Где-то по дороге потерялся тот чистый, наивный пацанчик Тилька, который искренне читал проповеди, зачитывался Стругацкими и Крапивиным, Буджолд и Маккефри. Верил и ждал изо всех сил, что вот «бабах» и придет оно, счастье для всех! Начнется новая эра хороших и светлых людей! Это наверняка будет в 21 веке. Точно-точно! Только бы дожить!

Где-то потерялся тот Тиль, что писал «Сайчонка», все эти стихи, рассказы и эссе, что лежат сейчас на моем сайте много лет, ненужные никому и забытые. Его место, Тиля, постепенно занимал усталый, обрюзгший чувак с разочарованным взглядом за толстыми очками.

Устал…

*  *  *

Уйдя с портала ГейРу осенью 2004-го несколько недель просидел дома. Работал по каким-то частным заказам. Ясно понимал, что этих заработков мне не хватает. Фриланс (удаленная работа) словно рулетка — сегодня есть, пашешь. Завтра — пусто. А лопать надо каждый день, квартиру нужно оплачивать.

Сидеть на заднице не получалось. Была бы своя квартира, но… Так еще надо выплачивать алименты на ребенка. Малышу пофиг, что папаша в депрессии и не может подыскать себе нормальной высокооплачиваемой работы, имея в руках модную профессию и живя в Москве…

Но сил идти снова в какой-то гребанный офис и работать на идиота начальника не было. Да еще Ворка…

«Ребят!» — пришла как-то сентябрьским утро смс-ка от друга. Судя по обращению, не только мне пришла, — «Прошу месяц мне не звонить и не писать. Я хочу отдохнуть от всего этого. Надеюсь на понимание.»

Вот сволочь… Спрятался, да? А может, и правильно — я что-то и сам уже подустал и от Ворки, и от воплей Мэйчика.

Пару раз написал Мэйке грустное извинительно письмо, но получил в ответ только грязный мат… Он явно мириться не желал. Ну ничего, сойдет истерика когда-нибудь, и поболтаем. В конце концов, не я его оскорбляю и пишу всякие гадости…

Тогда я еще не знал, что эта обида на меня утихнет только через два года.

 

Два мудрых Каа

В начале той осени только Лис и Анжело скрашивали мою жизнь. С Сашкой мы часами висели на телефоне, обсуждая фантастику, Ворку, Мэйку и остальных пид… как бы так сказать вежливо? Мэйчик пару раз появлялся в Москве, заезжая только к Анжело.

Мне вот всегда интересовало ОТКУДА брал силы Сашка «Анжело» выслушивать всех нас. Словно Мудрый удав Каа, он всегда был рядом, всегда помогал, утешал, обнимал. Такой папа для всех нас. Без его помощи я, наверно бы, давно сорвался и сделал с собой какую-нить херню. Моей глупости на это хватит — все-таки две попытки в юности были. Не справился бы и сейчас. Не — Сашка не сюсюкал со мной. Иногда мог оборжать, наорать, но всегда это было предельно точно сделано, заставляя меня встряхнуться, разозлиться и нестись дальше.

Я уже не представлял себе жизнь без моего доброго вредного старшего друга. Уже много лет он моя жилетка и близкий человечек, который на всю мою панику и нытью — когда срочно искал деньги, новую квартиру в аренду или другие какие неурядицы — просто говорил: «Ну, Тилич, ну что за вопрос? Да разберемся… Прекрати трепыхаться!»

Лис, хоть и часто в те годы находился в запутанных отношениях со своим бойфрендом, так же был предельно внимателен к моим проблемам, терпел истерики и иногда давал хорошего пинка, да так, что я обижался, вредничал, но… двигался дальше.

Два этих человека до сих пор часть моей семьи… Это уже не стая — что-то большее.

 

Работа вместе

В конце сентября позвонил Ворка и позвал гулять. А-а! Я сорвался с места на субсветовой и вылетел из дома, теряя тапочки…

Оказывается, за прошедший месяц я дико соскучился по парню. По его тихой упертости, многозначительному молчанию. По его умению слушать весь тот бред, что на радостях несу. По простому присутствию рядом.

Он очень странный человек — закрытый в шинель, откуда редко-редко чуток вырывается какая-то откровенность. Он может хохотать, просто улыбаться обаятельно, болтать о кино и музыке. Но что творится там, глубоко в сердце, не скажет. Его прошлое, его родня…

Знал только, что Ворыч приехал в Москву из Брянска, где осталась его семья, отчим, младшие братья… Что много лет он помогал маме ухаживать за тяжелобольными бабушкой с дедушкой, парализованными…

Мы бродили той ночью по Манежной площади, Александровскому саду, вдоль кремлевских стен — ночером это безопасное место в Москве. Я что-то радостно рассказывал о событиях прошедшего месяца. Хотя рассказывать, по большому счету, было нечего, но, как не дадут соврать мои друзья, все, что произошло за последние 15 минут, я могу расписывать 2 часа. %) А тут месяц… Ха!

Моя радость, что Ворка не отвернулся, не исчез окончательно, была такая пузыристо-веселая, что вел себя дебиловато… Зашел разговор о работе…

Ворка как-то подобрался. Он вообще относится к поиску места работы излишне серьезно. Догадываюсь, что для него это какая-то болезненная тема, но разъяснять парень отказался. Зато внимательно выслушал рассказ о том, что я делаю, уже сделал. Что писал в резюме, как готовлю портфолио…

Внимательно слушал и давал рекомендации. Типа, упоминать в резюме ГейРу все же не стоит. Тут напрягся уже я. Все-таки долго отвоевывал право жить так, как хочу, и, если я пидарас, то работодателю придется это схрумкать. Ворыч на мою заяву рассердился.

Меня же позабавило. Со своей профессией и опытом, о поиске места работы не волновался. Никогда! Бывало, приходил на собеседование в несколько мест подряд. Везде брали. Я же потом сидел дома и выбирал, вяло грызя яблоко. Зажрался, короче…

Поэтому напряжение друга меня смешило. Не одни так другие… Москва большая… Улыбался, пока Ворка не пояснил из-за чего сыр-бор. Он решил предложить мою кандидатуру как дизайнера директору софтверной конторы, в которой сам же и работал.

Ой! Работать вместе с Воркой? Ой… Млин! Хачу!

— Но ты понимаешь о чем я прошу? — в который раз спрашивал «редактор», — Убери на хрен транспарант, что ты гей. У нас контора, разрабатывающая программы для госструктур. В основном одни программисты. Ну… пара бухгалтерш, и все. Даже хозяева — программисты… Мужики не поймут.

— Ворыч, — жалобно сказал я, — А может, ну его нафик? Я же и тебя могу подставить.

У меня несколько лет назад было приглашение работать в Кремль, но я струсил — зная, сколько всякого могут накопать обо мне шустрые мальчики из ФСБ. Нафик-нафик туда лезть…

— Если будешь себя контролировать, не размахивать радужным флажком, следить за словами и так далее, то все ок.

Поморщился, но кивнул. С другом мне безумно хотелось вместе поработать. Потому сложил ручки на груди и клятвенно заверил Ворку, что я — могила… Ни один враг не догадается, кто я, что я и кого я… Буду мрачен и небрит, пьян, груб, нагл, деловит…

Ворка фыркнул и закатил глаза:

— Ну понесло! Все-все… Понял я тебя!

*  *  *

Через недельку обустраивался на новом месте. Да, офис тут, конечно, побольше чем даже в моем институте, но ободран-с, ага. Располагались мы на каком-то полузабытом заводе, где пару цехов переделали под аренду. Все какое-то пыльное, раздолбанное.

Работа как работа — в основном презентации и буклеты продукции конторы. Население этой планеты составляли в основном простые парни-программисты, да пара девушек, тоже программистов. С этим типажом человеков я знаком, потому вписался в компанию легко.

Диким был контраст после гей-редакции. В какой-то миг мне казалось, что весь мир вокруг голубой. Все вокруг наши и все друг друга любим. Как можем… А тут тихая пыльная контора с мрачными парнями… Свитера, бутылочки пива под столом…

Сложно было так сразу переключиться. Одергивал себя, следил, как шпиен какой.

Плюс недооценил паранойю «редактора». Он так же наблюдал за каждым моим словом и жестом из своего угла, а потом вытаскивал в туалет или курилку: давал мне втык. То я слишком манерничаю в словах. То я о себе в женском роде че-нить ляпну, то руки у меня вихляются как-то не по-мужски.

Тяжело было первое время — не работа, а постоянное напряжение. Но чуть позже расслабился, пообтерся.

Из всех довольно тусклых ребят-коллег я выделял только двоих. Это начинающий программер-стажер, чуть ли не лет девятнадцати — безумно кучерявый тощенький мальчик-брюнет. Эдакий микро-француз. Очаровал, стервец! Паренек мучительно стеснялся, но честно выполнял поручения старших товарищей. В курилке над ним подшучивали все, кому не лень, но по-доброму.

Стажера стал аккуратно брать под крыло, много с ним болтая и наставляя в чем-то… Не помню, чего ему вешал на перекурах, но мальчик стал бродить за мной хвостом. Мурк! %)

Ворчик занервничал, попросил меня свое пидовство оставлять дома. Ведь обещал же его не подставлять. Слухи обо мне накроют и Ворку. Мы друзья! Здесь это каждая собака знает.

Па-адумаешь…

Ну, а кто ему сказал, что я обязательно хочу этого натурального мальчика в постель? Так… играюсь… Просто помогаю отроку… Ладно-ладно! Выдыхай, бобёр…

Второй был совершенно иным по характеру человеком — сорокалетний невысокий, подтянутый парняга-красавец, хотя возраст читался, но… дашь 35, не больше. И просто изумительный бабник! Притом с таки-и-им блядовитым взглядом. Выполнял в коллективе роль поручика Ржевского. Вокруг него всегда хохот, да вьются девчонки. А он — «Чуть-чуть небрит, немного пьян,
широк в плечах, слегка притален»…

Каким-то образом парень просек, что я не дергаюсь от случайных прикосновений, если, например, прикурить даю. Он это проверил, несколько раз приобняв меня за плечи, как-то взлохматил мне волосы на затылке, ласково. Эм…

У меня тоже был в тот момент приступ хохотунчика, потому я покрутил головой под его ладонью и дурачясь простонал: «Да, да… Еще!» Ржала вся курилка… Так и бесились простые сотрудники софтверной фирмы.

А каких я звиздюлей получил от моего личного Демона-с-Укором… Друг реально рычал на меня минут двадцать. Я огрызался, пытаясь объяснить «редактору», что всегда так дурю — миллиард лет как. Ни черта в этом пидорского нет…

— Да ты ревнуешь, что ля? — вредным голосом спросил я.

Ворка только молча шагнул ко мне и постучал костяшками пальцев по моему невысокому лбу, типа «Але! Дома кто есть?»

— Я здесь работаю почти пять лет, Тилич! С трудом наладил отношения. Что ты делаешь?

Думаете, я устыдился? Это злило меня. Что за муштра? Нифига я себя не вел глупо — просто любил так шутить. Окружающие воспринимали по-хорошему. Уж, простите, отслеживать умею. Параноик на мою голову…

*  *  *

С работы мы чаще уходили порознь, так как этот маньяк, Ворчик, постоянно сидел часов до 10-12 вечера. Но, как я видел, его в конторе просто откровенно использовали. Он оказался безотказным парнем — на него скидывали много какой-то черновой работы. Да, у него был свой проект, как у разработчика, и не один. Но еще он обновлял сайт — выкладывал апдейты софта, писал рассылку по морю госконтор с новостями фирмы. Курировал молодых стажеров-программеров. А если нужно было что-то материальное перетащить, то Ворчик топал одним из первых.

Мне это все дико не нравилось, но «редактор» был как-то по своему счастлив. Сначала я думал, это что-то из области бытового мазохизма, но Ворыч только рассмеялся. Ему просто приятно быть полезным. По-человечески… Никакого D/s тут нет…

Не знаю — не знаю…

Но все равно мне было как-то кисло. Почему кто-то из разрабов на просьбу о помощи рявкал: «Я занят!», а мой друг спокойно вставал и шел помогать?

Такой же балбес, как и я. По своему, конечно. %)

 

Страницы: 1 2

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × три =