Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Облачно. Дожди. Местами вампиры

Громкий взвизг дверного звонка ударил по ушам сквозь наушники. Дернувшись, пролил чай на джинсы и, чертыхаясь, встал со стула. Кому не спится в ночь глухую, черт? Пошлепал открывать гостям, будь они неладны в час ночи. В разношенных тапочках и судорожно стряхивая липкие брызги с одежды, выполз в коридор. Ткнулся носом в дверной глазок. Здрасте-приехали! Его Величество вампир собственной потрепанной персоной. Проклятье!

* * *

Ты знаешь, что вампиров не существует, как и многих других сказочных, мифологических и прочих разных фэнтезийных элементов. Ну, это знаешь ты. Я же поспорю. Понятно, что клыкастики по нашим улицам не бегают, не жмутся по заброшенным подземельям метро и не бродят в ночных парках. Хотя, ты это проверял? Парки там, подземелья. Вообще, не советую, ах-ха. И без клыкастиков там столько всякой погани водится, что лучше не нарывайся.

Для меня существование вампиров — печальный факт. Они есть, они будут есть. Только не кровушку нашу, порченную всякими скрытыми или не очень болезнями, а жизненную силу. Энергетику, если хочешь. Сколько раз ты за свою жизнь вываливался из кабинета буйствующего начальника, опустошенный полностью, а? Ну, хорошо. А после уроков со злобствующим преподавателем? А из вагона метро ранним утром? А ты подумай, подумай. Все же на поверхности.

Есть, конечно, люди непрошибаемые — скалы, а не человеки. Но таких мало, и вампиры не заморачиваются, не страдают по этому поводу — вокруг полно и более доступной пищи.

Живые существа, дружище, переполнены энергией и плещут ей во все стороны без разбора. Эдакая сырая энергия. Вампирята всех мастей трескают нашу с тобой силу за обе щеки. Они, безусловно, всеядны, как и любой человек — не отдельная раса же, а плоть от плоти человеческой. Просто биоэнергетика для них — основа существования, движитель.

Ну а изысканным деликатесом для этих неприятных типусов является энергетика подготовленного донора. Такого, как я.

Так, что мы скажем о себе? Господин тридцати лет. Зовут Жекой. Крупное телосложение и обаятельная, надеюсь, улыбка. Очки в тонкой модной оправе, немного лохматая русая башка, полные губы. Все вкупе — такой не шибко яркий представитель сибирского племени, но громкий, жизнерадостный и добродушный.

Москва меня немного пообтесала — стал тише и скромнее. Работа графическим дизайнером дала немного денег на более-менее приличное барахло, а сидение за компом — минус шесть диоптрий и умение делать кропотливую и занудную работу неопределенно долго.

Гурманом никогда не был — лопал все, что под руку попадало. Из всех продуктов предпочитал макароны по-флотски и пельмени. Теперь не ем, диета-с. Из сладостей люблю пломбир. Иногда позволяю себе. Из фруктов — зеленый крупный виноград. Это да! Лопаю часто. Заметил, как я на кулинарную тему съехал? Это к тому, что пришло время рассказать, как блюдом стал я сам, собственной персоной. Звучит как-то паскудненько, правда? Ничего страшного. Случилось это лет двадцать назад. В году девяностом прошлого столетия. (Здесь звучит тревожная музыка «Ласкового мая»).

 

*  *  *

Шел мой четвертый и последний год обучения в училище. Вокруг разваливается советский союз, вовсю бурлят политические страсти. В общаге страсти несколько более приземленные. Потому при любом удобном случае оттуда сбегал. Ну, не могу я столько пить, столько терпеть шум за стенкой и спокойно спать под сладострастные стоны и охи полупьяной парочки на соседней кровати. Вырывался и несся к «своим».

В тот период моей бурной молодости «своими» была компания нескольких рок-музыкантов, молодых филологов и пары начинающих актеров. Всем лет по семнадцать — двадцать. Все веселы, счастливы и надеются, что жизнь будет таким же праздником бесконечно.

В нашей компании обретались личности разные по характеру и психике. Но они «свои» в какой-то неуловимой части. Мы стояли на одинаковой плоскости в юморе, морали и этике. Тогда я так заумно не думал, понятно. Просто было хорошо друг с другом. Трепались ни о чем, пили черте-что, курили тоже дрянь всякую. Ночи пролетали под грохот рока и металла, под хохот раскрепощенных девочек и не менее закрепощенных, поначалу, мальчиков. Спали кто с кем попало…

Тогда-то я и прикипел всем сердцем к одному юноше, хозяину квартирки, где чаще всего собирались. Ну, да-да… Ориентация у меня расшатанная (здесь кисло улыбаюсь). Пол не важен — главное, чтобы человечек был хороший.

В тот период у меня еще никаких особых контактов не было, хотя очень чесалось. В силу природной скромности, трусости и книжного воспитания, ничего себе лишнего не позволял. От заигрывания подруг и некоторых друзей в те годы шарахался. Даже выпимши, максимум что мог позволить — привалится плечом к приятному человеку.

Хозяин квартиры, Владя, с длинной гривой немытых с весны каштановых волос, вечно слегка пьяный и в обнимку с бас-гитарой мое нездоровое внимание просек моментально. Отнесся к этому с пониманием и теплым юмором. Хотя сам предпочитал девчонок-брюнеток. Владька стал усаживать меня рядышком, спокойно относился к тому, что я могу привалиться к плечу. Подозреваю, что ему льстило внимание от парня. Иногда брал меня за руку и просто перебирал пальцы, болтая с друзьями. Ну, а я, тихо млел, весь из себя внутри мурлыкая и светясь счастьем, как весенний одуванчик.

Так уж сложилось, что для Влади пришлось стать жилеткой. Я выслушивал длинные монологи о всех его душевных терзаниях, юношеских влюбленностях, трагедиях, ссорах и метаниях в сочинении музыки. Мы часто проводили время вдвоем — он делился очередным «стр-рашным горем», мне же оставалось только слушать.

Потом мне часто говорили, что слушать умею. Так часто говорили, что даже серьезно подумывал о профессии психолога. Смешно, да.

Почти каждый вечер «зависал» у Влади дома. Ночевал, пил и слушал. Психика у парня была еще та — с девчонками он ссорился чуть ли не еженедельно — вдрызг, с криками, истериками. Потом приходил я, и мрачный бас-гитарист усаживал меня рядом на раздолбанном диване, врубал какой-то очередной трэш-металл, обнимал за плечи и начинал бубнить в ухо события последних дней. Не забывая подливать себе чуток самогонки в покоцанную эмалированную кружку.

Где-то через час он вскакивал с дивана радостный, почти звенящий. Поддергивал семейные труселя, хватал свою «басуху», подрубал аппаратуру с гигантскими колонками. Грохот, треск, реверс… Я же хотел одного — спать. Но Владя тормошил меня, иногда, дурачясь, чмокал в висок, царапая небритым подбородком, заставлял слушать его очередные музыкальные зарисовки, кривовато исполняемые партии известных металл-групп. А мне б лучше поспать. Да — я любовался его по-юношески мускулистой фигурой, его счастьем, его сумасшедшим идеями, но недолго. Хотелось спать. Плевал на все и заваливался на этом же диванчике, подсунув под голову прожжённую сигаретами диванную подушку.

Этот сценарий стал повторяться с пугающей частотой. Ссоры у Влади, затаскивание меня в гости, полчаса-час бормотания в ухо под самогонку и, в итоге, адски сверкающие глаза парня, прыганье по комнате с гитарой наперевес, да диванная подушка у меня под ухом.

Сказать, что я стал уставать? Сам понимаешь. Списывал все на осень, на депрессию. К Владе в гости уже не хотелось — все больше хотелось просто выспаться.

 

* * *

В один октябрьский выходной долго торчал в городской библиотеке — читал очередной фантастический роман почти до заката.

У библиотеки есть уютный внутренний дворик. Такой махонький садик со старинными скамейками ажурной ковки. Скорее беседка. Ближе к закрытию выполз в садик покурить. Побродил шурша упавшей листвой, аккуратно умостился на прохладную лавочку, откинулся на спинку, вытащил «Родопи». Книга, что сегодня читал, оказалась какая-то неровная — то автор закручивал сюжет, то провал на страниц сорок с заунывными размышлениями «все бабы — дуры». Потому просто положил книгу рядом на лавку и отдыхал, пуская горький дым в сторону озябших обнаженных деревьев.

— Огонька не будет? — спросили рядом.

Так в моей жизни появился Серж. Человек абсолютно скучный, как фраза «Не прислоняться!» на дверцах в автобусе. Зализанные серые волосы собраны в хвост. Всегда одет в потрепанный джинсовый «вареный» костюм. Лет тридцати. Старик вообще, по моим тогдашним меркам.

Угостив дядю спичками, понял, что все очарование дворика пропало и стал аккуратно тушить сигаретку. От следующего вопроса неприлично фыркнул.

— Кто же тебя так сосет?

Нормально, да? Этот вопрос прозвучал в тихом сумеречном садике на задворках библиотеки от взрослого парня в сторону семнадцатилетнего подростка. В то время, когда искомый я конкретно так запутался в своей ориентации. Никакого интернета и в помине еще не было и все комплексы и страхи по «этому» поводу вытаскивались из советских журналов и книг. Тут еще история с Владей какая-то непонятная…. И… такой вопрос?

— Чо? — спросил я в ответ, моргая.

— Поня-ятно, — протянул парень и внимательно меня оглядел. — Хочу пригласит тебя на одну встречу.

Вот блин. Я испуганно заозирался. Вот только «чикатиллы» мне не хватало. И сел же прям рядом, прям не обойти.

— Нет, спасибо, — забормотал я, и испуганным зайцем скакнул к высокой входной двери в библиотеку. Сначала рванул на себя закрытую створку. Дверь меня проигнорировала.

— Правая открыта, — со смешком раздалось в спину.

С Сержем мы пересеклись в библиотеке еще несколько раз и, что ожидалось, разговорились. Слово за слово, хреном по столу, и я получил повторное приглашение в клуб экстрасенсов-уфологов.  О как!

В школьном подвале, среди токарных станков, меня быстро протестировали биорамками и вынесли вердикт — сильный сенс с большим биополем. «Скорее всего», — добавил Серж, — «стал кормушкой вампира». Бр-р-р-р… Звучит мерзко, однако.

Первые занятия — защита от энергетических паразитов. Ну, от стихийных энерговампирчиков всех мастей и еще от целого класса каких-то астральных сущностей. Отношение у меня к таким занятиям были предельно скептические, но как некое развлечение — нравилось. Люди вокруг слегка с «приветом» — общение не напряжное и полное погружение в какую-то параллельную вселенную.

Окружающий народ — эдакие «тихие троечники» и книгочеи, как я. Племя знакомо до боли — в школе такие мальчики-девочки часто собирались вокруг меня, потому как я хоть и «очкарик», но характер у меня был всегда шебутной, заводила такой.

И вот я встретил выросших «троечников» —целый табун. Сбег бы оттуда моментально, если бы не тематика клуба.  Все, что читал в фантастике, стало меня ненавязчиво окружать. Философия герметиков, кибалеон (книжка такой). Гадания Таро, суггестия, домовые, НЛО… Дни закрутились в странную спираль. Вот с таким бедламом в башке меня принесло в очередной раз к Владе «на хату». Сенсы сенсами, а оставлять в стороне «своих» рокеров-актеров я не собирался.

Табунок пьяных подростков полез обниматься, радуясь моему появлению и внесенной сумме «на общаг». Кто-то тут же учесал в магазин. В то время у нас любимой была фраза из пяти глаголов: «Решили послать сходить купить выпить».

После обязательной программы балдежа и музыки все неожиданно быстро расползлись по домам, словно их кто шуганул. Я тоже навострил лыжи, но Владька придержал.

Понимая, что к чему и балуясь, честно поставил вокруг себя щиты. Как завещал Великий Серж и наша герметическая партия. Пока у меня хорошо получалась только стенка. По кирпичику быстро выложил ее вокруг себя. Типа, защищен! Пьяненько хихикая, рухнул на диван.

Рядом пристроился Влад и завел привычную шарманку про то как все хреново. Я же мысленно переставлял кирпичи в защите, стараясь заложить все щели. Забавное занятие на пьяную голову.

Помучившись возле меня полчаса, Владя горестно возвестил, что я его не слушаю. «А еще друг, блин!» Поболтавшись по комнате, парень решил, что пора пошамкать чего-то съестного и убежал на кухню. Потом хлопнула дверь в ванную. Я же вдруг вздрогнул. Голова стремительно трезвела. Это что? Сработало? Это Владя меня сосет? Владька?!! Мой дурной и очаровательный Владька?

Так. Встряхнулся… Щиты прикрыли меня от вампа. Так-так… Как объяснял сенсей, что «если вампира ждал облом и донор оставался под рукой, то в ход пускались разные методы раскачки донора». Вот я уже какими терминами думать начал с перепугу.

Защиту держал внимательно и внутренне дрожал — будет ссора или нет? Получу по морде или просто поорем друг на друга? Это у вампирят, как учил Серж, стандартная вещь — конфликт с нужным донором. Энергетику взбаламутить, расплескать и напиться до отвала. Не-не-не. Не согласные мы! Надо сваливать…

Дверь в комнату скрипнула и передо мной предстал хозяин квартиры, только что выбравшийся из душа — весь в капельках воды, мокрые патлы по плечам. Специально что ль не вытирался? Привычные драные трусы заменены на новые и свежие. О, проклятье!

Ну, хорошо хоть пошел по мирной дорожке — выбрал сексуальную раскачку, но мне-то что делать? Против такой атаки у меня щитов нет.

Когда Серж-сенсей пытался нам, лоботрясам, на встречах клуба рассказать о защите от сексуальной раскачки, мы ржали чуть не в голос. Ну возраст такой. Ни разу Серега не смог договорить до конца. В конце концов махнул рукой, угрюмо глядя на табунчик веселых прыщавых подростков.

А сейчас я аж заморгал в панике. Мне резко стало не до смеха. Владя заметил это и ласково так, засранец, с улыбкой бросил:

— Весь день мечтал ополоснуться. Ты не против, Жека?

— По барабану, — просипел я и типа невозмутимо дрожащей рукой подтянул к себе какой-то журнал с рок-группами. Уткнул глаза в картинки, чтобы только не смотреть на Владьку.

Надо валить, понимал я, но также четко осознавал, что совсем не хочу. Вот совсем-совсем.

Долго так сидеть мне не дали. Журнал вытянули из рук, и Владя устроился рядом, пахнув на меня каким-то совсем дешевым шампунем с запахом хозяйственного мыла.

— У меня давно ничего не было с бабой. Поссорился с этой дурой. Ну, сам знаешь. Есть маленькое предложение.

Предложение его оказалось очень даже не маленьким. Меня пробило на «хи-хи», заполыхало лицо.

Но Владя внимания не обратил и, тихо шепча что-то ласковое, потянулся ко мне губами, обнял за плечи.

 

* * *

Ушел я из квартиры буйного рок-вампира ранним утром. Выжатый, но довольный как обожравшийся таракан. Одной стороной мозга понимал, что меня пользуют. Другая просто жмурилась и мурлыкала.

Это ж как натурального парня приперло, что он пошел на подобное? И, зараза, какой же он в этом деле активный оказался. Всю душу из меня вытряс. Надеюсь, такого больше не будет. Хотя, кому я вру?

Теперь наши встречи с Владей проходили только в таком ключе. Он даже увлекся этим процессом и на какое-то время забросил своих «дам-с». Что творилось со мной, даже сложно рассказать — какая-то эйфория и водоворот чувств из растрепанных эмоций. Готов был круглосуточно жить в задрипанной квартирке Влади, но…

Как и ожидалось, в конце концов у него снова кто-то появился, меня перестали зазывать в гости… Думаю, девочек он тоже пил разными способами.

Пауза в «общении» затягивалась. Мне бы радоваться, но внутри болело и крутило. Все валилось из рук. Вечера проводил на лавочке недалеко от владиного дома, болтая с бродячими собаками, смоля «Родопи» и косо поглядывая на окна злополучной квартиры.

Как-то, усталый и злой, брел в ночи домой после очередной отсидки на лавочке. Вдруг меня как подбросило. Я понял, кто может мне помочь. Каким-то чудом влетел в последний автобус. До квартиры Сержа-сенсея добрался глубоко за полночь.

Серж позевал, слушая мой рассказ на маленькой кухоньке. Точнее сбивчивый бред, сдобренный слезными мольбами о помощи, да и уложил на диванчик в гостиной. Утром, сказал, разберемся.

Первым делом Серж решил провести отсечку меня от вампира. Все проблемы именно из-за этого, по его словам. Плюс юношеская влюбленность, помноженная на первый сексуальный опыт. Доктор сказал «резать». Для этого надо сначала зарядиться с запасом. Истощенное биополе кромсать опасно, потому… Следующий день мы провели за городом. В широкой лесополосе, подальше от дорог. Ну, лес так лес. Надеюсь, Серж все-таки не маньяк, а то в лесу… Вдвоем…

Страницы: 1 2

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семь + 8 =