Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Одно прекрасное утро

Однажды куст смородины пристал к розовому.

— Роза, дева моя! Алло! Да оторвись ты от любования своими цветочками!


— Здравствуй, смородина. Прекрасное утро!
— Такое же как вчера и позавчера. Слышь, красавица, а не пора ли тебе шипы свои сделать покрепче и поострее? Твои же цветы просто гадски обламывают да срезают. Я бы на твоем месте…
— Дорогой мой, я это прекрасно вижу. Ломают и режут. Такова жизнь.
— Бла-бла! Какая, прости господи, жертвенность. Мои вот ягоды хрен кто выцепит, не расцарапав свои руки и носы. Я защищен.

Розовый куст улыбнулся, любуясь переливами солнца в капельках росы на своих цветах.

— Меня любят. Мои цветы дарят людям счастье и радость. Я могу им это дать. — Розовый куст улыбнулся мечтательно.
— Кха! Меня тоже, знаешь, любят. Варенья всякие там, джемы, кисели-компоты. Но раз любят, то зачем делать больно? Что это за лубоффь? Зачем же рвать, ломать, резать? Потому я защищен. Я так легко не дамся.
— Ты почему-то не любишь людей.
— Ха! Я их просто обожаю! Приносятся тут, топчут всё напропалую, лезут своими ручонками, рвут ягоды. А глазки жадные такие. Ну за что их любить? Ну, со мной-то понятно. Да и мне не сильно больно — ягоды не так крепко держатся. А вот ты? Просто сердце разрывается, как на тебя посмотрю. Попробовали ли бы у меня отхреначить целую ветку! А ты так спокойна, Роза! Я фигею! — Куст смородины сердито шелестел своими ветками.

— Меня любят, за мной ухаживают, прикормки самые хорошие. А любви без боли не бывает. Только своими цветами я могу ответить людям. Они читают стихи, пьют шампанское и рядом мои цветы.
— Они хоронят и рядом тоже твои цветы. Ты крышу бы вернула на место, душечка! Надо защищать свою красоту. И если уж дарить кому-то свою любовь, то кому-то особенному. А ты так легко расстаешься со своими цветами, дурочка.

— Не так легко. Но я люблю людей. И рада любить. Возможно, когда-то придет кто-то особенный. Но зачем ждать — я дарю им любовь и почти ничего не требую взамен.
— Дура, я ж знал это всегда! — Куст смородины сокрушенно вздохнул и завозился в земле, плотнее прижимая к себе ветки. — Я вот собрался вообще прекратить раздавать свои ягоды. Закрыться ото всех и не дарить им ни одной. Забодали. После их любовей хоть высыхай нафиг.
— Тогда и люди не буду ухаживать за тобой. — Роза улыбнулась.
— Да это их, типа, ухаживание — смех да и только. Пару раз тяпкой пройдутся, да сухие ветки выберут.

Розовый куст тихо рассмеялся:
— А ты сделай сам первый шаг навстречу. Распутай свои ветви, дай доступ людям, не царапайся так за каждую ягодку.
— Ща-а-аз! Разбежался! Дождешься от них благодарности! Нифига! Я защищен и закрыт. Вот на следующий год вообще ни одной ягодки не рожу. По крайней мере, мне больше никакая зараза больно не сделает.

Роза удивленно взмахнула веточками с нежными шипами:
— Ну что это за жизнь? Да — никто больно не делает, никто ягод не рвет, ни ломает. Но ведь никто и не любят. Тебя выкорчуют или просто сам засохнешь на корню! Ты проживешь совсем недолго.
— Зато спокойно, красавица, проживу. Абсолютно спокойно. Не буду себя разбазаривать напропалую, отдаваясь каким-то непонятным чувствам.

Куст смородины молчал, нахохлившись. Но недолго:
— Знал я, что с тобой вообще не о чем разговаривать. Ни одной умной мысли в твоих бутонах не завелось. Дура ты!
— Не сердись ты так! — Роза улыбнулась. — Ну, не хочешь дарить любовь людям. Ну и ладно. Прячься, трусишка, засыхай, хороня от людей свои ягоды. Каждому своё, смородина. А правда, какое же сегодня прекрасное утро!
— Такое как вчера и позавчера. Заткнешься ты когда-нибудь?
— Молчу, дружище!

22.01.2004

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 − 2 =