Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Опрос авторов. Существует ли такой жанр, как гей-литература?

Существует ли такой жанр как гей-литература? Данный вопрос вызывает далеко неоднозначные мнения. Одни считают, что такого жанра вообще нет, другие считают, что есть , но вкладывают в понятие диаметрально противоположные определения. Разобраться в этом довольно сложно, учитывая, что законодателя мод тут просто не существует. Даже в самом ЛГБТ сообществе находится порядком людей, относящихся к гей (лесби) литературе уничижительно. Но если всё-таки допустить что такой жанр не когда-то возникнет, а существует уже сейчас, то можно ли автору творчески развиваться в рамках именно гей-литературы? Мы, не мудрствуя лукаво, решили спросить об этом авторов, публикующих у нас в библиотеке свои произведения.


Наш вопрос был сформулирован так:

Существует ли такой жанр как гей-литература? Можно ли автору полностью реализоваться и творчески развиваться, оставаясь в рамках жанра именно гей-литературы?

Предлагаем вашему вниманию ответы.

Витя Бревис

Странный вопрос. Такой жанр, конечно же, существует. Как и все остальные жанры, виды и подразделения.
Писателю не нужно оставаться в рамках какого-то жанра. Или не оставаться. Писатель пишет о том, что ему интересно. Если это будет интересно кому-нибудь еще — он станет (если повезет с издателем) более или менее известным писателем. И будут читать французы про русских, интеллигенты про крестьян, геи про натуралов, лирики про физиков и наоборот.
Не хочу никого обидеть, но, право не знаю, что еще сказать на эту (высосанную из пальца) тему.
Есть, по-моему, темы поинтереснее.

Например: за что нас не любят? (мнение изнутри). И любим ли мы сами себя, то есть, любят ли геи геев? Хотел бы гей, чтобы его сын (младший брат) стал бы геем? (У тебя есть младший брат, 15 лет, он влюбляется в 40-летнего мужика. Твои действия…)

Amadeo Aldegaski

В настоящий момент понятие гей рассказ и гей литература в целом имеет явную эротическую или даже порнографическую окраску. Как такового жанра или вида литературы с такой приставкой не существует. Хотя достаточно много произведений мировой литературы так или иначе касалось гей темы. Это и романы Жида, и Набокова, и Ремарка, и Уайльда. Многие современные авторы обыгрывают гей линии в своих повествованиях, среди них есть и российские: Сорокин в Дне опричника, Пелевин в Бэтман-Аполло.
Есть и те, в произведениях которых геи главные действующие лица, это Фрай или Баркер.

И все же я считаю, что полность реализовать себя в рамках гей литературы невозможно. Как и жизнь, так и литература выходит за рамки твоих личных отношений.

Антон Ромин

С точки зрения литературоведения, гей-литература, кажется, не составляет отдельного жанра – она просто объединяется тематически внутри эпических или лирических жанров. Но если понимать «жанр» более узко, тогда наравне с любовными, детективными, историческими романами или фантастикой нам придется выделить и жанр гей-литературы – не только по специфической тематике, но и по ограниченной востребованности. Конечно, гей-литература, как и вся прочая, адресована широкому кругу читателей, любой ориентации, но, как показывает практика, востребована она не всеми.

Не исключаю, что автор может реализоваться и творчески развиваться в рамках одной темы. Но опять-таки, смотря, в чем он видит это развитие. Это не будет внешнее развитие – в широкий читательский мир. Следовательно, у него не будет миллионных тиражей, гонораров, массовой популярности, многочисленных сериальных экранизаций. Наше модерированное общество этого не допустит. Но внутреннее развитие он получит. Он сможет самовыражаться, совершенствовать свой стиль, осваивать новые приемы, получать отзывы таких же авторов, общаться. Если нет особых амбиций, вполне можно работать и расти в одной теме, близкой и понятной.

Лично я оказался в этом жанре уже тогда, когда написал тексты (чаще на заказ) по многим другим темам: строительство, тяжелая промышленность, банковская сфера, страхование, индустрия развлечений и т.п. А потом мне захотелось чего-то для души – вот тогда я перестал быть читателем гей-литературы и сам добавил несколько опусов. Ограниченность читательской аудитории я воспринял как плюс – мне показалось, что можно рассказать об очень личном людям, которые близки по духу, по настроению, по характеру. Литература для меньшинства – литература для незнакомых друзей. Литература для большинства – литература для посторонних. И я не ошибся – уже первые истории столкнули меня с замечательными людьми, которые, возможно, не читали бы обычные натуральные рассказы или статьи о модернизации станкостроительной отрасли.

Сейчас я пишу разные тексты, редактирую чужие, ошибаюсь, спотыкаюсь и совсем не задумываюсь о жанрах. Думаю, что хороший текст – хоть об однополых отношениях, хоть о выращивании персиков на приусадебном участке – самоценен и самодостаточен. И каждый найдет своего читателя (как минимум, в лице самого автора).

Миша Сергеев

Так природа захотела?

Каждый пишет, как он слышит,
Каждый слышит, как он дышит,
Как он дышит, так и пишет,
Не стараясь угодить…
Б.Ш.Окуджава

Уважаемые читатели, давайте определимся с терминами. Что такое гей-литература? Литература о геях? Литература для геев? Очевидно, под гей-литературой следует понимать некий отдельный литературный жанр. При этом, относящиеся к нему произведения разнообразны по форме и объединены общностью содержательных свойств, что, собственно, и позволяет говорить о наличии некоего отдельного жанра. Другой вопрос, какое из двух слов в названии жанра доминирует: гей или литература? Если доминирует слово гей, то часто мы имеем дело с «сиськи-пиькинской» графоманщиной. Если я встречаю в тексте: «… и он достал свой огромный (далее – размер, форма, вкус, цвет, описание татуировок… и так – до оргазма перевозбужденного «афффтора»), то я перестаю читать далее такой текст. Хочется думать, перестаю читать в связи с хорошим литературным вкусом, но, не исключено, что уже и с возрастными особенностями ? — такой набор букв не возбуждает ни душу, ни воображение. Если же речь идет о литературе, то увлекают коллизии сюжета, мироощущение героев, их взаимоотношения друг с другом и с внешним миром. И в силу моей определенной сексуальности переживания Густава Ашенбаха мне немного ближе, чем переживания Владимира Ленского, хотя смерть героя Т.Манна, как и смерть героя А.С.Пушкина, я воспринимаю болезненно.

Если принять на веру, что автор (поэт, писатель, драматург, художник, скульптор…) является увеличительным стеклом в руках Всевышнего, с помощью которого он укрупняет отдельные детали бытия для других своих творений, которые он не наделил даром художественного творчества, но дал им возможность мыслить и чувствовать, то миссия Проводника ко многому обязывает. И если уж кого-то избрали проводником в мир гей-литературы, то его миссия, на мой взгляд, мало чем отличается от миссии автора в целом: проповедование правды, любви, красоты. И тогда будет это гей-литература или фэнтези, по большому счету, не важно. Пусть будет литература, а с жанрами как-нибудь разберемся.

Пару слов о том, о чем пишу я (что из этой писанины получилось, а что нет – решать вам, уважаемые читатели). Во-первых, я пишу не только тематические рассказы (может, когда-нибудь в виде эксперимента на этом портале появится рубрика «Другая литература наших авторов»), кое-что из написанного показываю в сети. Во-вторых, пишу только тогда, когда пишется (это в некотором смысле ответ на реплику уважаемой IamMary: «Здравствуйте, Михаил! Вы давно в библиотеке не появлялись№. Не появлялся – не с чем было), больше читаю. Если пишется, то мои внутренние диалоги чаще обращены к молодым читателям – кто-то же должен стоять над пропастью во ржи и отгонять молодежь от края (ну, не отгонять, конечно же, а сигнализировать – Vorsicht! Rand!*). О чем я пишу? О том, что любовь есть, что молодые парни могут любить взрослых, не имея материальной заинтересованности. О том. что взрослый может любить молодого парня не потому, что ему нужно «свежее мясо», а потому что любит Человека – его душу и тело! И о том, что предательство существует, и что однополые отношения редко бывают долговечными. И что счастье возможно, и для этого не обязательно ездить в Ситжес. И о том, что СПИД реален, и нужно заботиться о своем здоровье и безопасности. И о здоровье и безопасности любимого человека. Короче, пишу, о чем пишется. И если в этой писание есть литература, то уж гей- она наверняка. Да и сам я не очень натурал.

*Vorsicht! Rand! (нем.) – Осторожно! Край!

 

Курос (Антон)

Сначала замечу, что, как мне кажется, меняется сама литература в целом. Все больше людей читают с экрана, а не с листа, и, возможно, чтение книг уходит на наших глазах в прошлое. А это значит, что к тексту предъявляются другие требования: он должен быть компактным, без длинных абзацев, «цеплять» глаз и быть захватывающим настолько, чтобы у читателя с планшетом в руках не возникало желания попутно проверить почту или посмотреть в Интернете прогноз погоды, забыть о рассказе и потерять нить повествования.
Понять «требования момента» — уже развиваться в верном направлении.

Да, я думаю, что гей-литература существует. Более того, есть «женская» гей-литература, произведения авторов-женщин для читателей-женщин, и «мужская», создаваемая мужчинами все-таки в первую очередь для читателей-мужчин.

В основе художественных произведений, пусть и вышедших из–под «пера» любителя, лежит некий личный опыт, личное переосмысление проблем, личное видение героев. В этом плане у авторов «мужской» гей-прозы больше возможностей для развития – мы сами получаем новый жизненный опыт для наших повестей и рассказов, и получаем его непосредственно.
Думаю, женщина, обладающая даром глубокого и достоверного понимания и мужчин вообще, и мужчин-гомосексуалов в частности, не просто талантлива, а близка к гениальности, а гении – редкость.

Но есть еще и писательское мастерство, умение владеть словом. Как раз над мастерством и нужно работать, оттачивать свой стиль, становиться узнаваемым. Но не предсказуемым!
Я убежден, что подлинное развитие в чем бы то ни было как раз и выводит нас за некие установленные рамки, в случае гей-литературы – за рамки жанра. Пусть это будет гей-рассказ без «обязательного» секса, пусть в нем появятся сильные образы женщин, и так далее, и так далее.

Яркое, страстное, искреннее произведение гей-литературы само по себе выламывается из нее, нарушает каноны. Оно задевает и тревожит не только «целевую» аудиторию, а всех читателей, независимо от пола и сексуальной ориентации.

 

Тиль Тобольский

Нет, жанра «гей-литература» не существует. Это межжанровая тематика. Как то — произведения о войне, производственные или любовные романы. Ну простите — литературоведенье несколько иначе говорит о жанре.

Я прекрасно понимаю, что вызову гнев ГЛБТ-общественности, отрицая любимый жанр. Просто есть классификация, прожившая тысячелетия. Возможно, когда-нибудь и гей-проза займет свое место, как отдельный подвид массовой литературы. Но для этого ему надо будет набрать ОТЛИЧНЫЕ от других жанров черты. Пока же это те же романы, повести, рассказы, трагедии и драмы.

Можно ли автору полностью реализоваться и творчески развиваться, оставаясь в рамках жанра именно гей-литературы?
Да, в рамках одной тематики возможно развитие автора. Почему нет? Есть великолепные произведения в этой теме. Как есть и классики деревенской прозы, книг о войне, море или путешествиях.

Александр Волгин

Ну, жанром бы я это не назвал, уже хотя бы потому, что тексты, условно проходящие в эту категорию, могут быть написаны как раз в самых различных жанрах, начиная от любовного романа, и заканчивая фантастикой или даже поэзией. Если не брать в расчет порнографические рассказы, то единственный признак, по которому можно отделить собственно гей-литературу от всей другой литературы — это наличие в сюжете упоминания отношений между героями одного пола. Возможно, когда-нибудь, в светлом утопическом будущем, когда подобное перестанет считаться диковинкой и нестандартом, такое выделение в отдельную категорию вообще утратит смысл, и тексты будут оцениваться только с литературной точки зрения. Частично, это уже происходит в кинематографе, когда фильмы признанных мастеров, затрагивающие гей-тематику, удостаиваются не только премий «Тедди», но и «Оскаров» и «Сезаров».

Но конечно, пока что, если рассматривать собственно гей-прозу, точнее, то, что мы сейчас подразумеваем под ней в «классическом» смысле, то в ней есть свои особенности. И как раз они влияют на то, может ли автор реализоваться, не выходя за границы «канона». Главная загвоздка и препятствие к этому в том, что в гей-прозе действие почти всегда очень частное, если затрагиваются, так сказать, общечеловеческие вопросы, то они не всегда могут быть поняты и увидены читателем, которому не близка тема однополых отношений. Часто такие рассказы расчитаны на читателя, который » в курсе», «в теме», и так далее. Существует множество нюансов, через которые трудно пробиться, и выловить глубокий смысл из истории, которая сама по себе может и не найти отклика у неподготовленного читателя.

Но, конечно, в рамках ли гей-литературы, в более широком ли смысле, каждому автору нужно стремиться к совершенству, это даже не предмет для обсуждения.

Артём Кузелев

В общем, вот что я думаю по поводу так называемой гей-литературы))) Это, вообще, явление не однозначное. С одной стороны, гей-литература и — шире — гей-культура имеют право на существование, т.к. обслуживают интересы или отвечают запросу определенной -довольно значимой — группы людей. Находясь во внутренней эмиграции, ЛГБТ-сообщество, конечно, пытается создать некий бульон, в котором ему будет комфортно находиться. С другой стороны, мне кажется совершенно неправильным отделять гей-культуру и гей-литературу от глобальных, общечеловеческих процессов. Если такое противопоставление предположить обязательным, то я безусловно выберу мировую литературу и культуру, а то же самое с приставкой гей- задвину в дальний ящик. Тем более, что совершенно не понятно, что мы относим к гей-литературе. Вообще, все романы, где так или иначе проскальзывает тема? Это не верно, потому что придется изъять из мировой не-гей-литературы очень много текстов в пользу гей-литературы, но при этом они не будут относится к гей-литературе: анакреонтика, «Пир», «Декамерон» и так далее до наших. Гомосексуальность — это норма, пусть и не общепринятая, и это одна из тем мировой художественной культуры с тех пор, как мы ее знаем. Совершенно понятно, что ЛГБТ-сообщество хочет быть значимым и самодостаточным, поэтому пытается выделить собственную культуру или присвоить себе шедевры мировой культуры, но в данном случае, на мой взгляд, цель не оправдывает средства. Мне кажется, что достаточно не отделяться, не пестовать свою инаковость, а, наоборот, поддерживать и развивать единство с миром. Кроме того, то, что принято называть гей-литературой, крайне редко имеет отношение к литературе вообще. Если это выделять как особое направление или жанр, то. повторюсь, я не готов ни питаться этой литературой, ни быть ее частью.


Вот такие мнение. Как говорится, истина где-то посередине. Если у вас возникли какие-то свои мысли по этой теме, предлагаю высказываться в комментариях.

2013 © Константин Norfolk, для проекта Gay-country.
Размещено с разрешения Константина и только для поддержки гей-авторов Рунета.

2 комментария

  1. lvan Veresow
    lvan Veresow 25.09.2017

    Прочитал с большим интересом, еще раз удостоверился, что мыслю в «общую линию». Литература, она и есть литература. А все остальное — не литература 🙂
    Порадовался мудрым словам, живому обсуждению. Спасибо за публикацию!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × 1 =